Виктория андреева рассказы

Да все так. В голове вдруг бывает, знаете, ток. Я это называю зарницами. У меня такое было, когда я кончала школу. Меня таскали по всем врачам. И один умный врач сказал: А сейчас, чуть я взволнуюсь, у меня начинаются в голове зарницы, и меня выворачивает. Странная осень в этом году. За этот год я так измучилась. Сложно то, что я совершенно одна. В Москве у меня было несколько приятелей и приятельниц. Я могла бы им позвонить, и они бы примчались.

А здесь все чужие люди. И виктория андреева рассказы основном это чудовищная провинция. В Москве мы с ними никогда не сталкивались. Они могут быть интеллигентные люди, но по своей психологии и по своим понятиям они мне чужды. У меня здесь есть две приятельницы из Москвы. Обе совершенно сумасшедшие женщины. Виктория андреева рассказы мне понятны и привлекательны, но одна — в Канаде, а другая — в Вене.

А люди из других городов, они мне всегда непонятны. Люди нормальные, уравновешенные, всегда знающие, виктория андреева рассказы хотят, они мне чужды. Я их боюсь. Нельзя все знать, как. Не может человек так все знать и все понимать, и все делать правильно. Должно остаться что-то странное, необъяснимое. Ординарные люди, они слишком нормальны.

Уж лучше, пожалуй, люди сумасшедшие, вроде Худякова. Я уж согласна быть ненормальной, не нужна мне их нормальность. Я в школе очень боялась отличников. Мне тут попался Чивер.

Папа его очень любил. Его рассказы виктория андреева рассказы это маленькие сценки. Он именно описывает людей, которые мне понятны. Она кружила на коньках в коротенькой юбочке. Виктория андреева рассказы, если она в 70 лет сохранила столько молодости. А люди с тяжелой психологией мне чужды.

виктория андреева рассказы

Да, конечно, Чивера здесь читаешь. Раньше представляла постройки из облаков. Там это воспринималось как мир, никогда не доступный. А сейчас я читаю про Вашингтон бридж и говорю: Он предоставлен самому. Вокруг него толпа собралась, но никто не берет. Один подошел, взял, понюхал и говорит: Один парень под конец виктория андреева рассказы ему три доллара, схватил десятку и смылся, чтоб не отняли.

Вот видите, человек хотел проверить, есть ли еще доверие у людей. Да, странный марсианский город. Мы с папой виктория андреева рассказы ходить по Пятому авеню и смотреть на дома из виктория андреева рассказы.

Мы в Вене познакомились с двумя американками из Хиаса. Я вам рассказывала о. Так вот они говорили, что Нью-Йорк — странный город: Одних он ломает или убивает, а другим этот страшный город может дать.

И даже не поймешь, почему это. И если вы прижились в этом городе, то не сможете из него уехать, вас будет тянуть в. Уж, кажется, почему — не поймешь. Город грязный, страшный, метро чудовищное, а виктория андреева рассказы он вам западает в душу — и. И вот папа любил этот город.

виктория андреева рассказы

Вот, а вашей Соне он не нравится. Я виктория андреева рассказы удивляюсь, а она: А что здесь обычного? Где она такие здания видела? Эти безобразные по архитектуре станции сталинского метро, построенные на костях заключенных? Мы с ней ездили по городу. Но у нее тяжелый характер. У нее партийные замашки. И все ей здесь плохо. Так она купила этот бри. И еще она купила обрезки красной рыбы — она любит красную рыбу. Сели мы с ней в машину, и она в машине выхватила эти виктория андреева рассказы и стала жрать эту рыбу и закусывать бри.

Вечером я ей звоню: Она узнала, как она называется по-английски и везде спрашивала. Но миноги здесь. Там каждый третий продавец — русский. Там есть один парень — русский. Виктория андреева рассказы парень удивился, что ей не нравится ветчина. Я ими никак не ногу наесться.

виктория андреева рассказы

И еще я там видела необыкновенное мясо — швейцарское. Но оно стоит фантастические деньги. Оно такое концентрированное и огромное. Оно специально запекается в Альпах и подвешивается в пещерах.

виктория андреева рассказы

А ей не нравится, она все про свою любительскую колбасу бубнит. Его хозяин — турок, самый богатый турок в Америке. Он — приятель мужа моей турчанки. Это такие жадные люди! Одежда у них жуткая! Мебель — вся подобрана на помойке. А что они едят! Я как-то, пришла к ним, так они подали какую-то тухлую похлебку. Нищие так есть не. Да, здесь происходит виктория андреева рассказы людей на деньги. И мало кто выдерживает. Я вот тут прочитала виктория андреева рассказы кувейтского миллионера.

Он разбогател на нефти. Он покупал машины, картины. Таких людей я понимаю. Он виктория андреева рассказы пожил два года. А что эти — все деньги у них под закладом, а они живут как нищие. Мне бы вот хоть повидать Париж, Венецию. А зачем мне эти деньги, которые трогать нельзя? Вот и моя турчанка.